ГЛАВНАЯ БИОГРАФИЯ ФОТОГРАФИИ ПРЕССА МАГАЗИН ССЫЛКИ





Большое интервью с Динияром Билялетдиновым (часть 5)

17 мая 2019

Динияр Билялетдинов

– Как разрывали контракт со "Спартаком"?
– На "флажке". Поступило предложение от "Рубина", который хотел заявить меня на Лигу Европы, а времени оставалось в обрез. Утром приехал в спартаковский офис к Сергею Родионову, договорились, что всё пополам.

– То есть?
– Мне выплачивают зарплату за три месяца, и отчаливаю. "Спартаку"- то еще полгода принадлежал. Руководители клуба повели себя солидно, быстро оформили документы, за что им благодарен. В тот же вечер прилетел в Казань, подписал контракт, и "Рубин" успел внести меня в заявку.

– Сколько проработали там с отцом?
– Месяц.

– Кажется, вас сильно разочаровали его ассистенты – Валерий Чалый и Дмитрий Кузнецов.
– Да Бог им судья, жизнь все расставила по местам. Я с первого дня в "Рубине" чувствовал – здесь не все в одной лодке. А когда сменилось руководство, началось шапито. До сих пор "Рубину" аукается.

– Вы не скрывали, ребята кучковались, шептались. Не очень их устраивал Ринат Саярович. Почему?
– Не знаю! В команде должен быть костяк, который все держит под контролем. Вот если нет этой группы – начинается разброд. Потом не склеишь!

– Главная ошибка отца в тот момент?
– Наивность.

– В чем?
– Верил в профессионализм каждого.

– Игрока?
– Игрока и окружения. А наивность – непозволительная роскошь в российском футболе.

– Ваш отец открыто говорил – в "Рубине" его "сливали".
– Раз говорит – значит, так и было. Я видел – что-то не то происходит. Но для меня это было в диковину! Впервые в такой ситуации!

– Как Ринат Саярович реагировал?
– Найти источник шепота нетрудно, видно же по взглядам, репликам, работе на тренировках. Но в тех условиях уже было невозможно что-то разрулить. Цейтнот, недобор футболистов, нет маневра для ротации. А надо было грубо решать вопрос!

– Усадить на лавку?
– Да не на лавку – выгнать во вторую команду!

– Понятно.
– Тогда "Рубин" еще в Лиге Европы играл. Все-таки пробились в групповой этап, прошли "Штурм" и "Работнички", привезли в Казань "Ливерпуль". На два фронта не хватало. В еврокубках набегаешься, себя показываешь, а в чемпионате уже не каждому интересно жилы рвать.

– На тренировках недорабатывали ощутимо?
– В том-то и дело. Никто из футболистов не любит тяжелую работу! Но ты беги, терпи. Потом морду будешь кривить на кухне перед женой. Придет результат – недовольные лица сразу исчезнут. Но у кого нет стержня – сдуваются. Начинается: "Зачем мы опять бегаем?" Это расхолаживает и тебя, и твоих дружков. Вскоре разваливается все.

– Договориться нереально?
– Можно попробовать – для самоуспокоения. Дескать, "сделал все, что мог". Но ничего с ними не сделаешь! Смотришь на это и думаешь: "Не хотят – ну и черт с ними". К каждому из 25 человек в команде надо найти подход. Вот поэтому и тренером себя не вижу.

– Жестко.
– А зачем мне это – чтоб отвечать за всех? Ни за что! Можешь отдаваться делу с головой – и все равно зависеть от кучки придурков, которые твою работу сведут к нулю. Не хочу быть заложником чужих настроений.

– Приходит в команду новый футболист – сын главного тренера. Которого к тому же "подплавляют". Чувствовали, что вас самого сторонятся?
– Не было такого ощущения. Ребята меня знали, мы нормально общались. Да и спрос был двойной, все видели.

– Кто-то в том "Рубине" поразил вас профессионализмом?
– Серега Рыжиков и Олег Кузьмин. Люблю, когда люди работают, а не балакают языком за спиной. Соломончик Кверквелия тоже очень переживал, мы жили в одной комнате.

– Нам Рыжиков казался раздолбаем. А вы говорите – суперпрофессионал.
– Да что вы – у Рыжикова весь день расписан по минутам. Тренажерный зал, бассейн, трое детей… Гиперответственный.

– Нехорошо с ним в "Рубине" простились.
– А вы посмотрите – сейчас со всеми так прощаются. И у Карадениза недавно были проблемы. Это на Западе берегут отношения, в России иначе. Можно сто лет отработать в клубе и потом прочитать на сайте: "Спасибо, до свидания". У нас же поток. Меняются руководители, тренеры. Люди просто зарабатывают, а что будет после – да гори оно огнем…

– Отец давно без работы.
– Сегодня столько команд нет в России, сколько тренеров! Крутится одна и та же обойма. Есть результат, нет – неважно. Главное, в "пуле" быть. Даже если тренер бездарный.

– Отец тоже без агента?
– Да.

– Какая черта характера мешает войти в "пул"?
– Всё то же – наивность и излишняя порядочность. Говорил ему: футбол не тот вид спорта, где стоит быть наивным. Правила установлены, их не перебороть! Травинку можно выдернуть из земли, а здесь уже дерево с корнями, айсберг. Кому не нравится – в конец очереди.

– Вы поработали с тренером Чалым.
– Да ну… Что работал, что в кино ходил.

– Совсем слабый?
– Даже не в этом неприятное – я люблю людей, которые говорят в лицо. Мы можем подраться, переругаться, но это будет честный разговор!

– А в "Рубине"?
– Там все было за спиной. Если тренер становится заложником такого нашептывания – надо выжигать каленым железом. Никаких других вариантов! Ни надеяться на чью-то порядочность, ни на то, что "одумаются". Как первый звоночек – сразу жесткие меры.

– Ринат Саярович до последнего доверял ассистентам?
– К сожалению.

– Кто из футбольных людей поражал вас порядочностью?
– Чтоб в огонь и воду? Сычев, Гуренко, Евсеев, Пашинин… Вот перечисляю – в том "Локомотиве" не было ничего "подземного". В "Эвертоне" очень порядочным был главный тренер, Дэвид Мойес. Всё по-честному! Еще вратарь Тим Ховард, американец. Это удивительный парень. Весь мир его уважает.

– Что особенного?
– Как на поле себя ведет, как в раздевалке. Тот самый костяк, о котором я говорил, может "передушивать" молодых. Ховард же их в обиду не давал. Никого на моей памяти не оскорбил. Он всегда первый на тренировку – и последний с нее. В 2012 году в матче с "Болтоном" даже гол забил!

– С пенальти?
– С игры! Защитник отпасовал назад, Тим от своих ворот жахнул с такой силой, что мяч перелетел через все поле и опустился за шиворот Адаму Богдану. Тот не рассчитал отскок, еще и ветер сильный был. Ховарда признали лучшим игроком матча, вручили по традиции бутылку шампанского. Прямо в раздевалке распили. В "Эвертоне" был неплохой костяк. Как в "Локомотиве" когда-то.

– Это здорово.
– Несколько ребят "держали" команду. Легендарный Фил Невилл – эмоциональный парень, мог сорваться. Потом подойдет, по плечу тебя похлопает. Или скажет: "Слушай, я сейчас не в настроении, меня лучше не трогать". Вообще-то по работе видно – кто порядочный, кто нет. Тренировка многое говорит о человеке.

– В "Спартаке" был человек, сравнимый с Ховардом?
– Дикий!

– Андрей Дикань?
– Ага. К Артему Реброву, Денису Глушакову, братьям Комбаровым – тоже никаких вопросов.

– С Глушаковым вы давно знакомы. Хороший человек?
– Очень. Надежный друг. В родном Миллерово построил стадион, создал футбольную школу. Пять лет назад с Ребровым и Женей Макеевым приезжали на открытие, сыграли с ветеранами. Убедились, что все организовано на высоком уровне. Приглашал Денис зимой и на мини-футбольный турнир, который проводит в Кашарах, пригороде Миллерова. А то, что сейчас в "Спартаке" происходит… Ни болельщиков, ни тех, кто за ними стоит, искусственно раздувая скандал, это не красит.

– Полагаете, акции против Глушакова проплачены?
– Финансовая составляющая, думаю, присутствует. Иначе бы давным-давно все успокоилось. Удивляет и позиция спартаковского руководства. Могло бы вмешаться, а не дистанцироваться. Притащили фанаты на игру баннер с перечеркнутой восьмеркой. Разве при современной технике сложно вычислить, кто с ним на трибуне стоит? Кто "У…" скандирует?

– И что – отсекать от стадиона?
– Для начала воспитательную беседу провести. Сказать: "Молодой человек, хотите посещать футбол – ведите себя прилично. Глушаков – наш капитан, два года назад принес клубу золотые медали. Извольте уважать". Пусть в соцсетях гадости пишут. А на стадионе болельщики и команда должны быть как единое целое.

– У вас с фанатами неприятные встречи были?
– Нет. Вообще, пожив в Англии, понял, что там совершенно другая культура боления. Когда "Ливерпуль" встречается с "Эвертоном", творится что-то несусветное. Но если на стадионе болельщики этих клубов – враги, то после матча война заканчивается. Все в обнимку идут в бар пиво пить. А что у нас?

– Что?
– То ли людям делать нечего, то ли такое воспитание. Прикрываются разговорами, мол, футбол – наша религия, то, се. Да религия – это вера в Бога и твоя семья! А не желание прийти на стадион, кого-то обматерить, с кем-то подраться. Вот есть у меня друг, страшный фанат "Спартака". Сколько раз ему все объяснял – бесполезно. До человека просто не доходит. И таких на трибунах – вагон. Я не про обычных болельщиков, которые стихи пишут. А про бойцов с "фанатки".

– Ваш приятель тоже кроет Глушакова последними словами?
– Нет. И на том спасибо.

– В "Локомотиве" у вас была россыпь персональных поклонниц.
– Не только у меня – у Сычева, Измайлова, Пименова. Заваливали базу письмами, рисунками, мягкими игрушками. Самые отчаянные пытались поцеловать.

– Прямо на улице кидались?
– Ну нет. На стадионе после игры идешь к машине. Подлетит девочка с "мыльницей", попросит сфотографироваться. Потом на прощание в щечку чмокнет. Всё скромненько. И они стеснялись, и мы.


ПРОДОЛЖЕНИЕ >>>


Источник: https://www.sport-express.ru/

По всем вопросам можете обращаться по адресу admin@bill-63.ru
При использовании материалов сайта, прямая ссылка на bill-63.ru обязательна!